Выбери любимый жанр

Расколотый мир (ЛП) - Кауфман Эми - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

Эми Кауфман, Меган Спунер

Расколотый мир

Переведено специально для группы

˜"*°†Мир фэнтез膕°*"˜

http://vk.com/club43447162

Оригинальное название: This Shattered World

Авторы: Эми Кауфман и Меган Спунер / Amie Kaufman and Meagan Spooner

Серия: «Звездная пыль» 2/ Starbound #2

Перевод: Светлана Дианова

Редакторы: Александр Иванович Иркин, Светлана Дианова

Предисловие от Переводчика:

Спасибо, что взялись прочтение любительского перевода данной книги, которая вернет вас в мир Лили Лару и Тарвера Мерендсена из «Разбитых звезд», новую встречу с которыми я вам гарантирую, даю слово))).

Но перед прочтением я рекомендовала бы вам остановить ненадолго свой взор на новелле «Ночь так темна», которая является промежуточной книгой между первой и второй частью. В ней вы узнаете, что произошло с Тарвером Мерендсеном до падения «Икара», она явит новых интересных персонажей и приподнимет завесу на события первой, второй, а также третьей книги. Читайте — не пожалеете.

Посвящается Мэрилин Кауфман и Сандре Спунер,

которые всегда были нашими непоколебимыми союзниками,

и всегда будут иметь нашу поддержку в каждой битве, с которой мы столкнемся.

Девочка стоит на поле боя, и это улица, на которой она выросла. Люди здесь не знают, что приближается война, и каждый раз, когда она открывает рот, чтобы предупредить их, город, зовущийся Новэмбэ, заглушает ее слова. Тарахтят проносящиеся мимо машины, завывают сирены, дети смеются, а на голографическом щите над головой непрерывно повторяются объявления. Девочка кричит, но только голуби у ее ног замечают это. Вздрогнув, они взлетают ввысь и исчезают в ярком лабиринте лоскутного белья, висящего на бельевой веревке, в свете перекрестных фонарей над головой.

Никто ее не слышит.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ДЖУБИЛИ

КАКОЙ-ТО ПАРЕНЬ ТАРАЩИТСЯ НА меня с другого конца бара. Я вижу только его, потому что по привычке наклонилась вперед, поставив локти на пластиковую поверхность бара, и таким образом мне видно только ряд голов. Отсюда я могу смотреть в зеркало, висящее над головой бармена. А парень, я смотрю, использует тот же трюк.

Он новенький. Для начала, я не узнаю его, да и к тому же у него такой взгляд. Безусловно, он вербованный, пытающийся что-то доказать, подобное этому они все делают в первую очередь. Но он все еще смотрит по сторонам, стараясь не натыкаться на других парней, не слишком хорошо знакомый с кем-то еще. Он одет в армейскую футболку, куртку и камуфляж, но одежда сидит на нем неуклюже и слишком мала. Может быть из-за того, что он только прибыл, и они еще не заказали ему его размер. Также может быть из-за того, что эта униформа не его.

Тем не менее, новобранцы знают к концу первой недели, что не надо соваться к капитану Чейз, даже когда она в «Молли Мэлоун». Я не заинтересована. Восемнадцать — довольно ранний возраст, чтобы убить на себя спрос, но безопаснее отправить им такой посыл с первого же дня.

Но этот парень… этот парень заставляет меня притормозить. Заставляет меня забыть обо всем. Темные густые волосы и брови, опасно сладкие глаза. Чувственный рот с крошечной, едва заметной ухмылкой, скрывающейся в уголке. У него поэтический рот. Художественный, выразительный.

Он выглядит странно знакомым. Пока я держу напиток, капли конденсата образуются вокруг пальцев. Поправочка — я вспомню этого парня, если я видела его раньше.

— Все хорошо? — Бармен встает между нами, опираясь на барную стойку, склонив голову ко мне. Этот дерьмовый бар на дерьмовой импровизированной улице с тоской именует себя «Молли Мэлоун». На такие истории о призраках с ирландскими корнями заявляют свои права разные местные сборища с видоизмененных планет. «Молли» — это триста фунтовый лысый китаец с татуировкой хризантемы на шее. Я хожу у него в любимицах с тех пор, как я оказалась здесь, потому что я одна из немногих, кто может сказать больше, чем пару слов на мандаринском языке, благодаря маме.

Я поднимаю бровь.

— Пытаешься меня напоить?

— Живу надеждой, детка.

— Когда-нибудь, Молли. — Я замолкаю, мое внимание возвращается к зеркалу. На этот раз, парень видит, что я смотрю, и бесцеремонно встречается со мной взглядом. Я борюсь с желанием отвести глаза и склониться ближе к бармену. — Эй, Мол… что это за новый парень на том конце?

Молли лучше знает, как не оборачиваться и вместо этого начинает протирать новый стакан.

— Тот красавчик?

— Ммм.

— Сказал, что его только что отправили сюда, пытается прощупать это место. Он задает много вопросов.

Странно. Свежее мясо, как правило, поступает в виде стада, целые взводы нервных мальчиков и девочек с распахнутыми глазами, топающих туда, куда им скажут. Тихий голосок в голове указывает мне на то, что это не совсем справедливо, что я тоже была мясом всего лишь два года назад. Но они так удручающе не готовы к жизни на Эйвоне, что я ничего не могу с этим поделать.

Впрочем, этот иной, и он совсем один. Настороженность покалывает меня у основания шеи, взгляд обостряется. Здесь, на Эйвоне, «иной» обычно означает опасность.

— Спасибо, Молли. — Я щелкаю пальцами, указывая на него, и он вздрагивает и усмехается, прежде чем возвращается к своим более требовательным клиентам.

Парень все еще смотрит на меня. Ухмылка теперь не так уж и скрыта. Я понимаю, что смотрю назад, но мне все равно. Если он на самом деле солдат, могу сказать, что я проверяла его официально, ища предупредительные знаки. Только потому, что я не на службе, не значит, что я могу отложить свои обязанности. Мы не получаем много предупреждений, когда мы теряем кого-нибудь из-за ярости.

Он выглядит ненамного старше меня, так что даже если ему исполнилось шестнадцать, у него вряд ли более двух лет службы за плечами. Достаточно, чтобы стать дерзким — недостаточно, чтобы знать, что он должен стереть эту ухмылку с лица. Несколько недель на Эйвоне сделает это за него. Его мужественный, точеный, с ямочкой подбородок настолько совершенен, что я хочу ударить его. Тень щетины на щеках лишь подчеркивает красивый овал его лица. Эти парни неизменно оказываются придурками, но на таком расстоянии он просто прекрасен. Как будто его создал талантливый скульптор.

Такие парни заставляют меня верить в Бога.

Миссионеры должны начать вербовку таких парней, как он, прежде чем военные смогут добраться до них. В конце концов, ведь вам не надо красиво стрелять в людей. Но я думаю, внешность, вероятно, станет подспорьем, если вы пытаетесь распространить свою веру.

Взглянув на него в зеркало над головой, я преднамеренно дергаю подбородком, подзывая его. Он получает сообщение, но не торопится ответить. В обычном баре, на обычной планете это означало бы, что он не заинтересован или строит из себя недотрогу. Но поскольку мне не нужно продолжение, которое нужно обыкновенным людям в барах, его колебание заставляет меня засомневаться. Либо он не знает, кто я, либо ему все равно. Это не может быть первое — все на этой горе знают капитана Ли Чейз, независимо от того, как недавно они приехали. Но если это было недавно, то он не обычный рекрут.

Какой-то придурок из Центра Управления пытается не выделяться, одеваясь, как мы? Полевой агент из «Терра Динамики» прибыл, чтобы посмотреть, как военные делают свое дело по предотвращению мятежа? Неслыханно для корпорации, отправлять шпионов, чтобы убедиться, что правительство поддерживает часть своего соглашения по видоизменению. Что только усложняет нашу работу. Корпорации постоянно лоббируют право иметь возможность брать на работу частных наемников, но так как Галактический совет совсем не радует мысль о частных финансируемых армиях, находящихся повсюду, они придерживают эту петицию правительственными силами. Может, он из Галактического Совета, и находится здесь, чтобы шпионить на Эйвоне за пару месяцев перед их планетарным обзором.

1
Литературный портал Booksfinder.ru